«Донорская кровь была для меня как еда на завтрак, обед и ужин»

  • Опубликовано: 16 ноября
Волонтеры и добровольцы, Медицина
Сергей Варыгин заболел в 12 лет. Сейчас ему 25. Большой, самостоятельный, деловой… И очень довольный своей теперь уже обычной жизнью.

«Да, — считает Сергей, — моя сегодняшняя жизнь ничем не отличается от жизни обычного человека, не имевшего опыта тяжелой болезни. Многие, кому я вдруг рассказываю о том, что пережил, не верят. Большой, здоровый, бородатый мужик, какой острый лейкоз, бесчисленные переливания крови, несколько лет на грани… Сейчас, если отбросить мои личные интересы, спорт, то в моей жизни, как и в жизни многих людей, нет ничего такого уж яркого или экстремального. Я не объехал вокруг Земли и не сделал пока никаких научных открытий. Даже с парашютом не прыгнул, хотя меня очень настойчиво приглашает один мой друг. Но учитывая, сколько в меня вложено: усилий, денег, мне почему-то не хочется.

Да, у меня обычная жизнь, работа, дом, работа… Но я беру от нее все, что лично мне интересно.

Успешно двигаюсь по карьерной лестнице, стал руководителем коммерческой службы на Саратовском заводе им. Орджоникидзе, недавно закончил аспирантуру, собираюсь защищать диссертацию по экономике и финансам. Часто езжу в командировки, был за последний год в 15 городах России, работа у меня ответственная, наукоемкая. Мне нравится. И планов много. Надо все успевать, укладываться в 24 часа, пока есть силы и возможности, стараться прокачивать себя по максимуму».

Бодро, оптимистично, задорно! Впрочем, как и всегда, как и в те времена, когда Сергей жил не обычной жизнью, а на грани. Когда его родители ходили по магазинам и просили случайных людей стать донорами, сдать кровь и помочь не только Сереже, но и другим детям с болезнями крови, выжить и выздороветь.

Острый миелобластный лейкоз обнаружили у мальчика в 2005 году. Тяжелое лечение давало серьезные осложнения, и без регулярных переливаний крови рассчитывать на победу было невозможно. «Кровь для меня была как еда: на завтрак, обед и ужин. Она нужна была постоянно, от трех до четырех пакетиков в день, — вспоминает Сергей. — А поскольку с донорской кровью тогда были большие проблемы, мои родители, родители других детей становились своего рода попрошайками. Но они понимали, что без этого не спасут жизнь своих детей.

Моя мама однажды обратилась в воинскую часть. Она поняла, что там много молодых и здоровых парней, и попросила их сдать кровь, чтобы помочь нам.

Я до сих пор очень благодарен каждому, кто тогда нашел время и возможность, кто отдал часть себя, чтобы нам всем хватило крови, которую совершенно нечем заменить. Никакие лекарства не помогут, если нет донорской крови».

Сережа заболел в 12 лет. Вроде просто поднялась температуры, все думали, что обычная простуда, а потом выяснилось, что нет, не простуда. В местной больнице вокруг мальчика толпились растерянные врачи, которые не совсем понимали, что делать. Все изменилось в Российской детской клинической больнице, где сразу началась настоящая борьба с болезнью. «Сначала-то я ничего особо не понимал, а вот когда началась химиотерапия, боли, понял и даже испугался за себя и свою жизнь. Хорошо, что вокруг были замечательные врачи, которые ежедневно, ежечасно боролись за нас, и, конечно, мама. Иначе я бы сошел с ума от изоляции. Правда, я всегда находил, чем заняться. Когда были силы, учил математику, физику, химию. Увлекался любым творчеством, крестиком вышивал. Научился играть на гитаре. В школе я пропустил два учебных года, но делал все, чтобы наверстать упущенное».

О донорах Сергей узнал как раз тогда, когда вся воинская часть пришла сдавать для него кровь. «Во-первых, мы сфотографировались все вместе на память, и это фото до сих пор стоит у меня дома в рамочке. Доноры для меня святые люди. А еще я общался с волонтерами, которые тоже были донорами. Они нас очень поддерживали. Даже сейчас я со многими общаюсь в соцсетях, мы наблюдаем за жизнью и успехами друг друга».

В связи с диагнозом дорога в технические вузы для Сергея закрылась, и ему пришлось выбрать гуманитарную профессию. Он начал с того, что получил экономическое образование, закончил Социальный экономический институт в Саратове, а параллельно получил юридическое образование. К 22 годам у него уже было два высших.

«Из своей болезни я сделал большие выводы. Она стала для меня испытанием на прочность, огнем, водой и медными трубами. Я прошел, выдержал и это моя победа, которую я разделили со всеми, кто мне помогал: врачами, волонтерами, родителями, друзьями и близкими, — они питали меня своей любовью. И, конечно, донорами, бесконечно долго сдававшими кровь, чтобы мне помочь. Мне кажется, сейчас передо мной нет никаких преград. Я сам кузнец своего счастья. Все обязательно получится».