Инклюзия в российском обществе: реальность или иллюзия?

  • Опубликовано: 02 июля
Инвалиды и реабилитация, Медицина
В современной России проблема понимания обществом инклюзии до сих пор обсуждается достаточно активно. И дело тут не в требованиях людей с ограниченными возможностями здоровья, а в том, насколько здоровое отношение к ним «здоровой» части населения.

В современной России проблема понимания обществом инклюзии до сих пор обсуждается достаточно активно. И дело тут не в требованиях людей с ограниченными возможностями здоровья, а в том, насколько здоровое отношение к ним «здоровой» части населения.

Каждый человек испытывает необходимость быть принятым социумом, в котором он живет, а нужда в этом человека с инвалидностью особенно остра, так как он изначально чувствует себя менее комфортно за пределами своего дома.

«Мы прикладываем массу усилий, чтобы восстановить здоровье сына, и у нас большой прогресс, но до сих пор мой ребенок не может двигаться без поддержки. Он очень умный мальчик, с отличным чувством юмора. В этом году мы готовимся пойти в школу. Я сильно переживаю, как он сможет влиться в коллектив и адаптироваться», — делится Мария, мама ребенка с ДЦП.

Инклюзия (от inclusion — «вложение») – это процесс полноценного включения людей с ОВЗ в социальную жизнь общества. Инклюзия подразумевает, что инвалидность человека никак не ограничивает его общественную деятельность, что он может принимать участие во всех мероприятиях досуга, получать любое образование и быть занят желаемой трудовой деятельностью.

Переоценить важность этой темы невозможно, так как в современном мире постоянно растет количество людей с инвалидностью. При этом активность таких людей, их желание принимать участие в жизни общества одновременно с нежеланием оставаться запертыми в четырех стенах своего недуга, ощутимо растут. Важной частью развития инклюзивного мировоззрения являются идеи о человеческой уникальности и возрастающая гуманная направленность общественного сознания.

Государство играет важную роль в развитии инклюзии, предоставляя людям с инвалидностью возможность получать образование, находиться в общественных местах без сопровождения, работать по освоенной специальности, участвовать в культурных мероприятиях без каких-либо ограничений. Но полноценная и глубокая инклюзия способна пропитать лишь то общество, которое внутренне готово к принятию самой этой идеи.

«Я сидел за столиком в кафе, а за соседним столиком сидела мама с ребенком. Он ел, но у него не очень хорошо получалось. Еда иногда выпадала, понимаете. И вот я такой сидел, чувствовал себя модным и красивым, и здоровым, и сильным, и вдруг понял, что отношусь к этому инвалиду, как к ущербному и неполноценному существу. Мне стало очень стыдно. И я опустил глаза в свою еду, я больше не смог их поднять. К сожалению, во мне не воспитали способность не судить людей по внешности или по их физическим способностям», — искренне делится тридцатилетний Денис.

Настоящая инклюзия возможна только в зрелом обществе, базирующемся на здоровом нравственном фундаменте. Имеет ли российское общество на данный момент такую базу? Устойчиво ли стоит новое поколение на этом фундаменте принятия людей с инвалидностью как равных?

Нельзя называть инклюзивной систему образования, которая подразумевает лишь физическое присутствие детей с инвалидностью в одной среде с детьми без ОВЗ. В инклюзивном образовании и воспитании должны быть созданы соответствующие условия для материального, физического и социального равенства. При этом среда должна быть развита до такого высокого уровня, чтобы быть способной охватывать детей с самыми разнообразными ограничениями возможностей здоровья.

Инклюзивное образование становится все более популярным, так как в сознании общества в наши дни происходят глобальные перемены. Человечество движется в сторону более гуманных отношений. В общественном сознании укореняется идея о том, что современный мир является взаимозависимым. Человек все ближе принимает равноправие разнообразных жизненных взглядов, терпимее воспринимает чужие традиции и культурный уклад, старается наладить диалог с окружающими, вне зависимости от их интеллектуальных способностей и физических возможностей.

Идеи о ценности самой жизни проникают в сознание человечества все глубже. Корни социального интереса к людям с особенностями медленно, но неуклонно закрепляются в мировоззрении общества.

Инклюзия включает в себя не только образование, но и общественные отношения. Чтобы человек с инвалидностью чувствовал себя полноценным, ему необходимо дышать свободой социальной активности, дружеского общения, построения личных отношений, участия в культурных мероприятиях и развлечениях. Необходимо создать доступную и доброжелательную атмосферу. И главное в достижении этой цели на данный момент – преодоление барьеров в общественном сознании.

«В школе одна и та же девочка обижает ребенка-инвалида по слуху, оскорбляет, каждый день мой ребенок приходит с синяками! Бьёт в ухо, на котором висит слуховой аппарат, пытается его сорвать, но как только он начинает защищаться, толкнет её, то сразу в школу приходит её отец и начинает кричать на моего сына. У моего ребёнка уже страх перед ними. Отец этой девочки учит её бить ему в оперированное ухо и в последней нашей беседе сказал, что в следующий раз он сам придёт и разобьет лицо моему ребенку, которому 12 лет. Помогите мне, как мне защитить своего ребёнка?» — пишет взволнованная мама ребенка с инвалидностью на одном из форумов.

В наши дни на территории Российской Федерации инклюзивное образование регулируется Конституцией РФ. Поддерживают людей с инвалидностью и федеральный закон «Об образовании», и закон «О социальной защите инвалидов РФ», и Конвенция о правах ребенка. Государство обеспечивает возможность получать инклюзивное образование на всех уровнях.

Доступность качественного образования – важный шаг для разрушения барьеров между людьми с особенностями и без ОВЗ, направленный на объединение общественного пространства, перемены в сознании «здоровой» части населения. Уже сейчас создание инклюзивной среды в российском обществе приносит свои плоды: люди все чаще воспринимают инвалидность другого человека не как порок и наказание, а как данность и особенность данного индивидуума.

К сожалению, требуется время, чтобы подобный образ мышления охватил сознание всего общества. Но это закономерный и необратимый процесс, который уже запущен в российском социуме.

Чтобы ускорить этот процесс, необходимо с самого детства закладывать здоровое отношение к людям с ОВЗ; охватывая культурный пласт, пропитывать мировоззрение социума идеями о том, что человек с инвалидностью не является бракованным или недостойным каких-либо благ. Ведь в гуманном обществе с сильной нравственной базой на первое место всегда выходит уникальность жизни и сам человек, а не его физическая особенность.

«Я учусь на курсах поэзии, и к нам ходит один парень, который плохо слышит. Костя носит слуховой аппарат, при этом понимает окружающих, смотрит всегда внимательно на губы, когда ты с ним говоришь. Он плохо произносит слова, но грамотно пишет. Иногда, когда я не могу его понять, Костя делает запись на телефоне и показывает мне, — рассказывает Ирина, студентка. — Чтобы с ним общаться, нужно прикладывать дополнительные усилия: не отворачивать от него лицо, пытаться разобрать его речь. Но Костя – такой интересный и уникальный человек для меня, он пишет такие удивительные стихотворения, что я готова преодолевать эти трудности».