Координатор больницы в г. Элиста: я хотела помочь детям в родной Калмыкии

  • Опубликовано: 04 марта
Волонтеры и добровольцы, Дети, семья, материнство и отцовство
Саглара Манджиева — координатор проекта “Ресурсное обеспечение: отказники в больницах” в детской республиканской больнице города Элиста, Калмыкия. Она рассказала, почему она помогает фонду.

С чего все началось?

Я пришла осознанно. Всегда было желание помогать детям. Я набрала в поисковике, первым выскочил сайт «отказники.ру». Я позвонила. Меня пригласили на беседу, в ходе которой предложили помогать пиар-команде — вести таблицу медиаплана. Я взялась. Но эта организаторская работа была не совсем тем, чего я хотела. Хотелось иметь реальный контакт с детьми.

Вскоре так и произошло. В фонде оказалась моя тёзка Манджиева Саглара, курирующая нашу подопечную из приюта «Тёплый дом». Мы с ней встретились и решили, что я возьму ее подопечную под свое кураторство. Так я стала волонтером программы «Профилактика социального сиротства».

Работая в фонде, я всегда думала о детях в своей родной республике, т. к. я родом из Калмыкии. Там очень трудная экономическая ситуация, гораздо тяжелее, чем в Москве, хотелось помочь своему региону. Встретившись с земляками, живущими в Москве, решили создать подобное благотворительное движение. Но не хватало опыта, знаний, материальной базы, юридической основы. И я обратилась в наш фонд с предложением помогать республиканской больнице г. Элиста и получила одобрение. В Элисте были очень этому рады. В то время там в отделении недоношенных детей находились 5 малышей-отказников.

Отказники в больнице

В среднем в больнице одновременно находятся до 10 детей-отказников. Часть из них – недоношенные малыши, они лежат в боксах, так как необходимы особые условия. Их часто потом забирают в семьи – в прошлом году мальчик пролежал полгода в больнице, а потом его успешно усыновили. Остальные дети постарше, после больницы их распределяют в приюты, дома малютки, реабилитационные центры. В основном они из кризисных семей, часто с врожденными патологиями.

Местные волонтеры активно участвуют в жизни детей-сирот в больнице — навещают их, приносят гостинцы, делают подарки и организуют дни рождения. Сейчас думаем о том, чтобы проводить творческие занятия, мастер-классы с детьми.

Кроме отказников я помогаю двум семьям – в одной пятеро детей (младший с ДЦП, старший – как раз тот парализованный 14-летний мальчик. Отец и мать пьющие, лишены прав). Сейчас четверо из них распределены в приюты. В другой семье — четверо детей (родители прав не лишены, но отец попал в катастрофу и находится в вегетативном состоянии). Маме одной очень непросто, стараемся помогать, чем можем. Получается всего 9 детей (от 2-х летних до подростков). Об одной семье рассказали и просили помочь сами врачи в больнице, про другую узнали из социальных сетей. Республика маленькая, все всё знают.

Кроме того, я стараюсь, когда позволяет время, помогать с пошивом кукол в наших мастерских в офисе на Белорусской, участвовать в акциях в гипермаркетах «Глобус». Также посещала Морозовскую больницу, где мы организовывали спектакли, мастер-классы подопечным детям.

С чего начать, если вы хотите стать волонтером

Нужно понимать, что помогать детям — не значит бежать, спасать их, хватать и, размахивая серебряным мечом, спасать мир. Совсем нет. Это ежедневная работа — написать список, обзвонить, собрать, договориться с транспортной компанией, загрузить, довезти, разгрузить, распределить, доставить. Именно из этого, совсем не героического и будничного, состоит большая часть волонтерского труда.

Ещё нужно быть морально готовым к тому, что все будет идти не по вашему сценарию. Придётся заниматься в какой-то мере и психологической, и воспитательной работой. То, что является общепринятой нормой жизни, в случае работы с неблагополучными семьями нормой не является. Нужно быть готовым видеть все это. Я бы сказала, что даже полезно: когда тяжело – приходите в наш фонд, посмотрите, кому действительно тяжело. По-другому уже смотришь на свои проблемы. Когда ребенок здоровый, бегает – все остальное — ерунда. Деньги, карьера…

О мечте

Надеяться, что как в фильме «Место встречи изменить нельзя» наступит эра милосердия, все будет хорошо, карательные и исполнительные органы себя исчерпают, бессмысленно. Время и реальность показывают, что этого не будет. Сейчас изменилась специфика отказных детей. Они — не последствия катастроф, войн, а результат человеческих особенностей. Мечтать о том, что не будет детей-отказников и детских домов – тоже нереально. Но я бы хотела наладить механизм помощи. Если работать, рассказывать, то люди с готовностью откликаются. Хочется, чтобы волонтерство стало для каждого нормой жизни.

Некоторые из моих знакомых считают, что волонтерство — это глупость. Говорят — ой, люди скажут то, скажут это. Но нужно понимать, что тебе важнее. И неважно, что скажут. Я размышляла, зачем мне это нужно. Думаю, что те, кто приходит работать волонтерами – они в первую очередь помогают самим себе, не только другим. Это возможность понять о себе, что-то изменить. Понять, что ты можешь сделать нечто реальное. Не для улучшения мира, вселенной – это утопия. Но что-то благодаря тебе точно изменится.