На время. Навсегда? Как волонтеры забирают детей в карантин

  • Опубликовано: 26 апреля
Волонтеры и добровольцы, Дети, семья, материнство и отцовство
Фонду «Волонтеры в помощь детям-сиротам» удалось договориться с Департаментом социальной защиты г. Москвы об упрощении процесса перевода детей из детских домов на семейное проживание во время карантина.

Сегодня в особенно уязвимом положении оказались те, кто проживает в коллективных сиротских учреждениях, ПНИ и домах престарелых. Эти учреждения никогда не были хорошим местом для жизни людей, а в условиях пандемии появилась угроза массового заражения всех, кто там находится.

Фонду «Волонтеры в помощь детям-сиротам» удалось договориться с Департаментом социальной защиты г. Москвы об упрощении процесса перевода детей из детских домов на семейное проживание во время карантина. И всего за  несколько дней судьбы нескольких детей изменились: несколько волонтеров в эти выходные забрали к себе домой детей, с которыми дружили и общались последнее время. Еще 40 семей ждут одобрения от департамента, чтобы забрать детей на время.

НАТАЛЬЯ: «ОДИН ЛЕЖАЛ В ИЗОЛЯТОРЕ, А Я НЕ МОГЛА СПОКОЙНО ЖИТЬ»

Волонтерская деятельность привлекла внимание Натальи почти 7 лет назад. Для нее стало неотъемлемой частью жизни дарить свое время, внимание, заботу детям из детских домов. Придя в фонд, Наталья была настроена решительно — желание стать наставником и оказывать поддержку детям подтолкнуло ее пройти специальное обучение в фонде, а уже через некоторое время в жизни женщины появился Ваня.

Наталье 37, и у нее есть 12-летняя дочь, муж, мама. Вся семья разделяет позицию Наташи, и поэтому когда встал вопрос о приезде Вани домой, никто не был против, все были готовы к такому повороту, хоть и присутствовало некое волнение.

— Все встречи с Ваней у нас сначала были лишь в самом учреждении, ведь когда только начинаешь общаться с ребенком, то за территорию не выпускают. А когда стало можно, мы успели прогуляться лишь один раз, и наступил карантин.

До приезда Вани в семью общение продолжалось онлайн: Наталья разговаривала со своим подопечным в Zoom, они списывались и даже играли в морской бой с помощью видеоконференции.

— Я уже собирала документы на гостевой режим, чтобы можно было куда-то на выходные поехать, но не успела, потому что закрылись все поликлиники и перестали выдавать справки. И когда появилась такая возможность, мы сделали то, что невозможно было сделать ранее.

По мнению Натальи, во время карантина в учреждениях дети подвергаются еще большему риску, потому что они живут в закрытом помещении, где большое скопление людей, к ним ежедневно приходят люди с улицы — те же сотрудники пользуются общественным транспортом.

Незадолго до всех событий Иван повредил ногу, провел в больнице три дня и после был определен в изолятор. Наталья не смогла спокойно принимать тот факт, что мальчик в одиночестве лежит в пустой комнате… Во время общения женщина понимала, насколько подростку тяжело, и как только появилась возможность упрощенной схемы гостевого опекунства, Наталья сразу воспользовалась случаем:

— Конечно, это все было волнительно, но лучше, чем он сидел бы один с травмой в боксе. В семье заочно знали все про Ваню. И когда возник такой момент, все с пониманием отнеслись, дали свое согласие на то, что мы его себе заберем на время карантина.

С дочкой Натальи, которая младше Ивана на 3 года, только начинают выстраиваться отношения: сидят вместе, болтают, хохочут и что-то обсуждают.

Когда Ваню  забирали на карантин, у него была вся гамма эмоций: тревога, дикий восторг, истерика и испуг. Дома у Натальи ему сложно было сразу расслабиться, но забота и дружелюбное отношение всей семьи помогает мальчику адаптироваться к новым условиям.

— Ваня любит футбол и вообще всякие активности, до карантина, например, с удовольствием занимался плаванием. Вообще, Ванька за любой движ, очень коммуникабельный, всем интересуется, куча вопросов всегда, открытый парень. Одним словом — классный! Сейчас привыкает потихонечку к новой обстановке. Вот тут яйца красили — совместная деятельность расслабляет. Я думаю,  скоро он себя будет уже совсем комфортно чувствовать, — делится Наталья.

КАТЯ: «Я ВСЕГДА ХОТЕЛА ЕЩЕ ДЕТЕЙ»

Кате 44 года, а ее кровные дети уже достаточно взрослые — 25 и 19 лет. Но желание вновь почувствовать радость материнства ее не покидало. Поэтому пять лет назад Екатерина прошла школу приемных родителей и успешно ее окончила.

В связи с карантином процесс передачи детей на гостевой режим в семьи ускорился, и Катя забрала домой двухлетнего Алешу и его старшую девятилетнюю сестру Гелю.

— Были смешанные чувства: и радость, и тревога. Но для меня это решение было лишь вопросом времени. Жизнь изменилась и не будет прежней, но я только рада!

К приезду детей семья готовилась основательно: были приобретены игрушки, мебель, питание, одежда, памперсы и другие необходимые предметы для комфортного обеспечения жизни детям.

Как жизнь семьи будет складываться дальше — покажет время. Пока ребята находятся там временно, но есть перспектива постоянного семейного устройства. Сейчас самое главное, что дети находятся в комфортной обстановке, любимы и окружены заботой.

АННА: «КАРАНТИН ПРОСТО УСКОРИЛ ПРОЦЕСС»

Пять лет назад Анна стала наставником для 17-летней девушки Кристины из интерната «Доверие». И за это время произошло множество событий, изменивших жизнь девушек.

Дане 16 лет, и у него есть особенности по здоровью. С двух лет он находился в интернатах, ни разу не покидал стены сиротских учреждений. Со старшей сестрой Кристиной их разлучили еще в детстве, но девочка никогда не забывала о том, что у нее есть младший брат. Перспектива продолжить свою жизнь в ПНД для Дани была очень реальна, если бы не поддержка волонтера Анны и сестры.

Став совершеннолетней, Кристина обрела возможность видеться с братом, навещать его, а в дальнейшем она планирует забрать его к себе навсегда.

Сама Кристина во время обучения в техникуме познакомилась со своим будущем мужем, а три месяца назад у пары родился сын Артем. Несмотря на сложные бытовые условия — в однокомнатной квартире проживает девушка, ее муж, малыш и собака, — она уверена в принятом решении и намерена сделать все, чтобы брат жил в семье и получал весь необходимый уход, заботу и имел возможность учиться.

Безусловно, ничего этого не могло бы произойти без участия наставника Анны — именно она сопровождает семью на каждом этапе, помогает решать сложные бюрократические вопросы, собирать документы, а также занимается с Даней, помогая ему готовить уроки, мотивируя и направляя на каждом этапе.

Пока Анна и семья Кристины планируют, что летом Даня окончит девять классов и сестра заберет его к себе на каникулы, а там будут решать, как быть дальше. Главное — избежать ПНИ, поэтому Анна с Кристиной усиленно занимаются вопросами его опеки. Пока все складывается удачно — последующие два года подросток будет жить в интернате и ездить в техникум, учиться на садовника. При этом у Кристины будет право на гостевую опеку.

— Переезд к сестре Даня воспринял очень эмоционально: он давно этого ждал и говорил «все, все, меня летом заберут отсюда». А тут такой поворот! Поэтому естественно, там эйфории было больше, чем осознанности. Сейчас в режиме карантина единственный минус, что все сидят дома, выходить нельзя и сложно социализировать ребенка вне дома. Но главное, что Кристина и Даня вместе! — рассказывает Анна.

ЮЛИЯ КУРЧАНОВА: «ИДЕЯ В ТОМ, ЧТО РЕБЕНОК ДОЛЖЕН ЖИТЬ ТОЛЬКО В ДЕТДОМЕ, ВРЕДНАЯ»

Юлия Курчанова, психолог фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», говорит о том, что для детей подобный опыт пойдет только на пользу.

— В жизни каждого из нас случаются перепады в зонах комфорта: мы можем уехать в отпуск на море, но мы там не будем оставаться на всю жизнь. Мы можем отдохнуть в хорошем отеле, но когда-нибудь мы вернемся назад в свой дом. И мы, и дети умеют перестраиваться. Ребенок из детского дома так же, как и любой другой человек, может получать разный опыт, он не обязан жить все время в одних и тех же условиях и никогда ничего другого не видеть. У нас тоже меняются условия. Бывают разные варианты, и мы все равно возвращаемся в свою жизнь. Иногда с сожалением, иногда с радостью, но такой опыт есть у каждого из нас.

Ребенок из учреждения и так имеет довольно большой опыт перемещений: он может попасть в больницу, поехать в летний лагерь. Если ребенок из учреждения поедет и увидит, как живет семья, это будет крайне полезным опытом, учитывая, что подобного рода опыт у него в дефиците. Чем больше контактов и коммуникации, тем больше у него возможностей вырабатывать разные модели взаимоотношений, вырабатывать разные механизмы адаптации.

Безусловно, он может не захотеть возвращаться в детский дом. Но здесь важно заранее честно и прямо проговаривать с ребенком, что это явление временное. В основном речь идет про детей сознательного возраста — ребенок должен быть готовым на этот опыт, дать свое согласие. На временное устройство обычно не передают совсем маленьких детей, так как для них эта форма стрессовая и непонятная. Ситуация в семье Кати, где вместе с Гелей 9 лет был взят 2-хлетний Алёша, отличается тем, что разрывать родных брата и сестру гораздо хуже, чем забрать домой и потом возвращать в учреждение. Кроме того, часто бывает так, что после таких гостевых форм общения семья принимает решение оставить детей у себя навсегда.

Гостевой режим не появился в период карантина, он существовал всегда. Просто сейчас появился более простой путь, по которому ребенок может попасть в семью.